Войти в кабинет Оплата Доставка Где мой заказ?
Помощь
Звоните нам, мы поможем:
8 (495) 505-63-21
8 (910) 427-06-52
Также постоянно работает
Онлайн-консультант
ICQ: 492983505
Skype: kombik.com
E-mail: shop@kombik.com


ГлавнаяСтатьиEditors и Flood. Синтезаторы на передний план, запись на плёнку, великолепные ошибки
Получай купоны и скидки

Подпишись на эксклюзивные обзоры и интересные статьи, узнавай о новинках первым.

Editors и Flood. Синтезаторы на передний план, запись на плёнку, великолепные ошибки

17 февраля 2010
Неважно, рокер вы или металист, джазмен или диджей, современный музыкальный мир требует от вас быть в самой лучшей форме и всегда расти над собой, только так вы сможете выжить и держаться на вершине. К такому выводу пришла группа Editors, когда готовилась к записи своего последнего альбома In This Light and on This Evening. Тёмные атмосферные тона клавишных инструментов значительно превосходят традиционный для группы гитарный драматизм. Власть захватили синтезаторы, обрамляя зловещие истории вокалиста группы Tom Smith в серо-оранжевое мерцание Лондона в сумерках. 

После платинового альбома 2007 года An End Has a Start, новый альбом спродюсировал известнейший в мире продюсер, обладатель премии Grammy - Марк “Flood” Эллис, известный своей работой с U2, Sigur Rós, Smashing Pumpkins и Depeche Mode. Запись проходила в совместной студии Flood'а и его партнёра Alan Moulder - Assault & Battery в северном Лондоне. Задачей продюсера было создать атмосферу, которая бы заставила группу углубиться в еще более индустриальное и механистичное звучание, чем в предыдущих записях, где на это были лишь намёки, но при этом оставить Edtiors всё такой же живой, полнокровной и огнедышащей рок-группой, какой они на самом деле являются.. 

"Прежде чем мы начали," говорит Flood, “Tom проиграл мне некоторые демо, и мне сразу показалось, что у этих песен есть сильный характер. Tom сразу дал мне понять, что он твёрдо намерен сделать звучание синтетическим, что для меня было как бальзам на душу. Слышать эти песни в более синтетическом варианте - просто супер.” Басист и клавишник Russell Leetch также чётко понимал, что группе нужно двигаться дальше, превзойти саму себя в плане звучания, свои прежние записи. “На наших предыдущих альбомах мы использовали слишком много гитар, пытаясь сделать звучание более мощным,” говорит он. “В этот раз весь драйв идет от клавишных. И, так как альбом был записан живьём, практически с первых же дублей, вы слышите что играет вся группа. Это именно то, что мы пытались передать в записи.” 
 
Грязные клавиши 

Группа приехала в студию с целой горой электронного оборудования, при этом прекрасно понимая, что от всех этих эффектов порой может не быть никакого толку и если переборщить, это будет звучать как клише. 

"Одна из вещей, которые мне очень не нравятся - это когда неправильно используются синтезаторы или они звучат слишком стерильно", говорит Flood, "потому что их просто естественно не обработали. Мы решили сначала записать всю группу живьём в студии. Они сыграли все песни. Мы попробовали три разные ударные установки [на них играл Ed Lay], Russell играл на басу и клавишных, Chris [Urbanowicz] играл на гитаре и клавишных, а Tom на гитаре, пианино и клавишных.” Flood установил в студии мониторы для каждого из участников группы, так что они слышали всё, прямо как на репетиции, с той лишь разницей, что эта репетиция записывалась. “Мы действительно попытались передать ощущение этих человеко-машин, заодно сохранив грациозность и эмоциональность, насколько это возможно — получилось довольно грубо.” “Мы записали демо еще до того, как познакомились с Flood'ом,” говорит Urbanowicz, “и у нас уже было некое подобие индустриального звучания. Мы записали 7 или 8 песен с таким звуком. Но Flood повёл нас в правильном направлении. Вообще у нас и так довольно сильный "дерьмо-фильтр" в головах, но у Flood'а он работает ещё лучше. Как только что-то звучало хоть на капельку слащаво, сразу включалась сирена и мы старались сделать звучание немного более грязным.” 

Множество синтезаторов, секвенсеров и драм машин часто использовались вместе, чтобы получить неоднозначную звуковую смесь, которая бы дополнила отполированную до блеска  иноземную атмосферу. Leetch активно использовал ARP Odyssey для басовой пульсации, Urbanowicz включался в свой Moog Minimoog, Smith играл на Roland Jupiter-8, и вся группа довольно много играла через Roland Juno-106, чтобы получить тот самый эффект терминатора. Leetch также использовал Korg MicroKorg, который имитировал звучание эффектов Moog Voyager. Для струнных вкраплений использовался старый Oberheim 1976 года. 

Эпические места. 

Студия Flood'а и Moulder’а- Assault & Battery - это целый комплекс, включающий в себя несколько комнат наверху, они все разного размера. Основная запись проходила в большой комнате высотой почти в 2 этажа. Звучание этой комнаты, а также других комнат поменьше, очень сильно влияют на общую атмосферу того, что в итоге превратилось в альбом In This Light... Грандиозно и эпично. “Да, мы экспериментровали,” признается Flood. “Chris устроился в одной из средних комнат со всеми его усилителями, и мы попробовали пускать клавишные и гитары через 4 или 5 усилителей. Звук снимался довольно близко, но если нам нужен был звук самой комнаты, я отправлял сигнал с пульта на мониторы, которые находились в этой комнате, таким образом мы получали эффект присутствия и большего объёма.” Flood смешивал звуки, снятые при помощи микрофонов с директ сигналом, который шёл напрямую в его студийную аналоговую консоль Neve. “Мы старались записать все клавишные и через усилители и напрямую в пульт, чтобы можно было из чего выбирать,” говорит он. “И потом, я использовал 3 или 4 разных микрофона для записи эффекта помещения, так что получается, что звук из мониторов в основной комнате также попадал в эти микрофоны, плюс у нас был чистый сигнал напрямую в пульт через ди-боксы.” Классическая аналоговая консоль Neve 52 в студии Battery - это модель середины 80х годов, которую Moulder дачно приобрёл в студии Soundworks в Нью Йорке. Этот пульт стал практически пятым участником группы Editors. Flood просто безграничен в своих похвалах это старой машине, он увлеченно рассказывает об этом пульте. “В ней есть всё от классической Neve — хорошие верха и низ, немного провалена середина, так что я стараюсь довольно сильно ее перегрузить,” говорит он. “Для меня существует очень маленькое окошко, в котором всё звучит очень хорошо, так как надо, где всё звучит гармонично и искажается правильно — и как только вы делаете шаг в сторону, всё начинает трещать по швам и разваливаться. “В конце концов стало казаться, будто консоль стала важнейшим компонентом в звучании альбома. Мы записали основные треки и подклады в этой студии, потом попробовали сводить материал в разных  других местах, но результат не нравился. В итоге мы вернулись обратно в ту же комнату, где шла запись.” 

Микрофоны и ошибки.

Чтобы получить правильное сочетание интимности и механической отстранённости вокала Smith’а, Flood’у пригодилась целая батарея микрофонов, начиная от самых недорогих и ходовых моделей до супервинтажных вещей. “За последние 20 лет, 95% людей, с кем я работал, использовали Shure Beta 58 для записи вокала,” говорит он. “И 50% из них во время записи находились в контрольной комнате рядом со мной. В этом же случае мы записывали вокал без наушников, музыка шла из PA-системы. А потом несколько раз мы попробовали Shure SM57, в который тоже отлично звучал голос.” Для близкого, "человеческого" звучания вокала, Flood использовал три или четыре относительно древних микрофона Neumann Gefell, включая CMV563 с капсюлем M7. “Часто я брал Shure 58 потому что голос всегда идёт на первом плане, он как бы толкает музыку вперед, объединяет все инструменты, делая звучание монолитным, своего рода звуковой клей,” говорит Flood. “Конечно, если вы вокалист, который слушает свой трек отдельно от других инструментов в соло режиме, очень вероятно, что настроение у вас будет неважнецкое и звук вам не понравится, но в реальности всё совсем наоборот. 99.9% слушателей не услышат то, чем вы не довольны.” Отношения между группой и продюсером всегда очень сильно влияют на успех совместной работы. Кажется, Flood был именно тем продюсером, который был нужен группе Editors в том самом месте в то самое время. Они быстро нашли общий язык, у них было общее  видение того, как будет звучать группа в будущем, и они отлично ладили, как старые добрые приятели. “Flood настолько простой парень, что это просто отвратительно,” говорит Leetch, улыбаясь . “Я ему говорю как-то: ‘Хочешь, сделаю тебе бутерброд?’, а он мне:  ‘Да, давай один с беконом и один с сосиской, и чайку бы хорошо, без сахара, хотя, нет - 2 ложки.’” И Flood также не был перфекционистом. “На альбоме есть довольно много ошибок,” отмечает Leetch, “но в целом всё звучит как надо, поэтому мы решили оставить эти дубли. И это было основной вещью, которой мы от него научились: не нужно быть идеальным, чтобы быть по-настоящему хорошим. Мы думаем, что на данный момент это наша лучшая запись.”

Плёнка и цифра.

Flood записывал основные треки для каждой из песен Editors на ленту живьём. Это продолжалось, пока группа не записывала всё как надо. “Если вам надо что-то редактировать - сделайте это на плёнке. А потом, когда у вас есть финальная версия, перегоняйте ее в Pro Tools на 96кГц, все 24 трека,” говорит Flood. “Я понял для себя, что таким образом, записываясь на плёнку, а потом оцифровывая запись в ProTools на частоте 96, вы получаете лучшее из двух миров. У вас есть все технические плюсы Pro Tools, а также все психологические и звуковые преимущества от работы с плёнкой.”

Коментарии

Коментариев нет!
Добавить коментарий к статье

← Назад к списку статей